ozon.ru

Сюда вопросы. Здесь ответы

В комментариях к этому посту можно спросить, что почитать (если вас вдруг настиг приступ «нечего читать»), какое издание выбрать, какую книгу купить ребенку или подарить маме. А также задать вопрос о книжных новинках и ассортименте OZON.ru.

Несколько полезных ссылок:
OZON.Гид
Twitter @ozon_books
Бестселлеры — fiction
Бестселлеры — non-fiction
FAQ по работе с интернет-магазином
Форма обратной связи
ozon.ru

Эпилог

По обстоятельствам, от редакции не зависящим, этот блог закрывается. На прощание хочу сказать, что мне было очень интересно его вести и еще интереснее — общаться с вами. Надеюсь, что и вам было не особенно скучно. Читайте книги, пользуйтесь OZON.ru и помните: жизнь коротка, число книг бесконечно, выбирайте стоящие.
ozon.ru

Мартин Эмис. Ночной поезд

Книга Эмиса — который вообще-то серьезный британский автор — успешно притворяется детективом. Во всяком случае, все ингредиенты, необходимые для хорошей истории с убийством, в наличии.

Во-первых, имеется загадочная смерть молодой женщины. Все указывает на суицид, вот только мотивов не обнаруживается: Дженнифер Рокуэлл умна и красива, счастливо влюблена, увлечена работой и не имеет ни проблем, ни врагов. Во-вторых, есть главный герой, детектив и рассказчик в одном лице — женщина за сорок, с проблемами с алкоголем в прошлом и со здоровьем в настоящем. Вдобавок Майк Хулигэн обязана жизнью отцу погибшей, а потому не может бросить расследование даже тогда, когда очень хочется.

Есть и разнообразные отвлекающие маневры, с помощью которых Эмис если не запутывает читателя, то не дает ему заскучать. Коллеги Дженнифер рассказывают Майк о проблемах познаваемости вселенной; Майк рассказывает читателям о закономерностях и статистике самоубийств; примерно в середине романа автор оставляет демонстративную подсказку, которая, разумеется, обманет — да не совсем.

Присутствует, наконец, неожиданный финал. Неожиданный тем, что выводит "Ночной поезд" за границы детективного жанра. Майк поймет, что произошло, но никогда не узнает, зачем и почему. И никогда не сможет рассказать правду отцу Дженнифер, потому что тому нужна не истина, а возможность жить дальше. Собственно, роман Эмиса не про убийство или самоубийство, а про то, что прекрасный мир, в котором все логически объясняется и торжествует если не закон, то хотя бы справедливость, может существовать только в плоских жанровых декорациях, отгораживающих читателя от хаоса обычной жизни.
ozon.ru

Рэй Брэдбери. Машина до Килиманджаро

В этом сборнике, как обычно у Брэдбери, есть самые разные рассказы: "гринтаунские", "марсианские", "ирландские" (нет только "мексиканских"). Необычно же то, что во многих рассказах есть сквозная тема. В оригинале сборник называется по самой большой вещи — "Электрическое тело пою" — и несколько текстов в нем именно о том, можно ли заменить человека роботом, живое — артефактом.

В "Электрическом теле" семья заменяет умершую мать "электрической бабушкой" — бессмертным образцом внимания и заботы, не испытывающим по отношению к предметам заботы никаких чувств. В другом рассказе герой, оставшийся на Марсе в одиночестве, придумывает телефонного двойника, с которым ведет бесконечные разговоры. В третьем хозяйка старого загородного дома пытается отстроить его заново после пожара и убеждается, что дом — это не стены и мебель, а нечно неуловимое, создающееся десятилетиями и исчезающее мгновенно.

Брэдбери поворачивает свою тему то так, то эдак, демонстрируя все новые грани и не слишком, кажется, заботясь тем, чтобы свести концы с концами и высказаться более-менее однозначно. Зато дает богатую пищу для размышлений о том, что же все-таки лучше: искусственное совершенство или несовершенная жизнь.
ozon.ru

Том Стоппард. Розенкранц и Гильденстерн мертвы и другие пьесы

Переиздание сборника пьес Тома Стоппарда — удобный повод поговорить об авторе и его текстах. Главная стоппардовская тема — несовпадение наших представлений о реальности с этой самой реальностью, оборачивающееся то комедией, то трагедией, а чаще всего тем и другим одновременно.

В "Аркадии" (одна из вошедших в сборник пьес) действие происходит в английском поместье то в начале XIX века, то в наши дни. В XIX веке случается множество любопытных событий (от научных открытий до адюльтеров), которые в наши дни пытаются восстановить трое ученых — каждый на свой манер. И каждого подводит то, надежнее чего в науке не бывает: источники.

Не в меру ретивый профессор филологии строит залихватскую теорию о неизвестных текстах Байрона, наивно полагая, что письма, найденные в принадлежавшей поэту книге, могут быть адресованы только ему. Писательница, занимающаяся историей жившего в поместье загадочного отшельника, отыскивает единственное его изображение — а зритель уже в курсе, что оно было сделано несколько лет до того, как отшельник появился. Адекватнее всех выглядит математик, исследующий изменения местной популяции птиц: он точно знает, что на них влияет столько посторонних факторов, что выявить какие-то закономерности почти невозможно.

В пересказе все это далеко не так увлекательно, как в самой пьесе, которая вообще-то выстроена не хуже набоковского романа. Стоппард с легкостью фокусника тасует сюжетные линии и жонглирует десятком тем, строит диалоги один другого остроумнее и ни на минуту не забывает о том, к чему все темы в итоге сводятся: вопросе о познаваемости мира. В "Розенкранце и Гильденстерне" бывшие статисты метались по лабиринтам шекспировского шедевра, тщетно пытаясь выяснить, имеет ли их печальная судьба какой-то смысл. Герои "Аркадии" занимаются примерно тем же - гадают, может ли персонаж хоть что-то знать о замысле пьесы.
ozon.ru

Новый автор - новый триллер

ozon.ru

Спартаковские исповеди

ozon.ru

Аравинд Адига. От убийства до убийства

Сборник рассказов букеровского лауреата выстроен не без изящества: читателю предлагается как бы путеводитель по вымышленному индийскому городу Киттуру, между статьями о районах, народонаселении и достопримечательностях которого разбросаны собственно рассказы. На осмотр города предполагается отвести семь дней, а рассказы повествуют о героях, принадлежащих ко всем имеющимся в Киттуре кастам, религиям и социальным слоям. И количество дней, и разнообразие персонажей недвусмысленно намекают на авторские амбиции: сотворить свой собственный литературный мир и описать модус вивенди всей Индии.

Происходящее в Киттуре 80-х (время действия всех рассказов) выглядит удивительно знакомым: к бизнесмену один за другим приходят за взятками чиновники надзорных ведомств, в полицейском участке калечат арестованного, вместо местного олигарха, севшего за руль пьяным и сбившего человека, в тюрьму отправляется невиновный. Все эти "знаковые события" происходят на фоне повседневной жизни, в которой кастовая система, религиозные различия, социальное расслоение и повальная нищета делают каждого отдельного человека отчаянно несвободным и объективно не способным изменить свое положение в обществе.

Сами рассказы незамысловаты: как правило, Адига ограничивается психологически убедительным главным героем (велорикша, школьный учитель, кухарка, журналист), которого самыми примитивными методами заставляет осознать печальность своей участи, и плакатной метафорой в финале. Велорикша, например, за отведенный ему рассказ умудряется три раза подслушать чужие разговоры, наводящие его на нужные автору мысли. Большой художественной достоверностью веет и от истории про журналиста, двадцать лет проработавшего в местной газете и внезапно узнавшего, что ей случается печатать неправду, а политикам думать не только о народном благе.

Строго говоря, "От убийства до убийства" — сборник не столько рассказов, сколько очерков, больше говорящих читателю об индийском обществе и индийской истории, нежели о литературном даровании автора. Впрочем, тот факт, что книга о вымышленном городе и придуманных людях производит впечатление документального повестования, вполне можно считать художественным достижением.
ozon.ru

Рэй Брэдбери. Механизмы радости

Выходящие сейчас авторские сборники рассказов Рэя Брэдбери — большая радость для человека, который Брэдбери любит. Это возможность прочитать дорогого тебе писателя заново, по порядку и полностью, лучше узнать и понять. "Механизмы радости" — шестой сборник Рэя Дугласа, впервые изданный в 1964-м, — больше всего напоминает ковчег: в нем каждой твари по паре.

Есть два "мексиканских" рассказа и два "ирландских", две страшилки про инопланетных чудовищ и две истории про верных друзей, две постапокалиптические новеллы... Удивительнее всего то, что, используя один и тот же антураж или сюжет, Брэдбери не повторяется. Напротив, каждый раз отталкивается от них, чтобы рассказать что-то новое и неизменно интересное.

Один из "ирландских" рассказов формально про живописных дублинских нищих, но главные герои — пара туристов: он подает им всегда, она никогда, и оба не уверены, что поступают правильно. Другой начинается с описания локального дублинского спорта — настолько безумного, что наверняка невыдуманного состязания в том, кто быстрее выбежит из кинотеатра после окончания сеанса. А заканчивается трогательной сценой победы одной мужской страсти над другой, торжеством волшебной силы искусства над спортивным азартом.

"Непарные" рассказы интересны не меньше — и сами по себе, и потому, что пара им находится в других книгах Брэдбери. Давший имя всему сборнику, например, продолжает тему "Огненных шаров" из "Человека в картинках". Тему, которая формулируется ни больше ни меньше как "христианство и освоение космоса". Кто бы мог подумать, что у Брэдбери есть рассказы и об этом? Но ради того и читаешь любимых авторов полностью и по порядку — ради неизвестных вещей и неожиданных открытий.